Слишком бедные, чтобы рожать

Экономический кризис и кризис здравоохранения – универсальная уловка, направляющая женщин на аборт.

Может ли решение родить ребёнка на свет зависеть от суммы денег, которую можно получить в помощь? Очевидно, нет. А если именно этой суммы не хватает, чтобы дать ребёнку достойное обеспечение, воспитание и образование?

Эти нетривиальные вопросы были опубликованы британской газетой «The Guardian».

Их задавали женщинам-участницам исследования Британской консультационной службы по беременности (BPAS). BPAS характеризует себя как «ведущую британскую службу по оказанию помощи при абортах» и заявляет, что «защищает репродуктивный выбор женщин».

На своём веб-сайте BPAS популяризирует не только хирургический аборт, но и абортивную «таблетку по почте» и вазэктомию (для мужчин, конечно), заявляя, что предоставляет высококачественные услуги по доступным ценам – и всё во имя «женского здоровья».

Однако в статье «The Guardian» говорится об обратном. Газета утверждает, что аборты часто не являются вопросом выбора, но представляются обязательными и неизбежными. По факту закон, ограничивающий количество детей до двух и вступивший в силу в 2015 году в Великобритании после сокращения бюджета, предусматривает, что налоговый кредит в размере 2900 фунтов стерлингов на ребёнка с 6 апреля 2017 года ограничен двумя детьми в семье. Для третьего, четвёртого или пятого ребёнка – ничего. Из-за этого семьям, и особенно матерям-одиночкам, гораздо труднее обеспечить потенциального третьего ребёнка и не обделить ничем двух старших, особенно в тяжёлой экономической ситуации и с проблемами на рынке труда, вызванными распространением пандемии Covid-19: ведь сейчас появилось так много «новых бедняков», и так много семей оказалось в зависимости от пособий по безработице и государственных субсидий.

Суть статьи Полли Тойнби в «The Guardian» (эта газета объявила себя «ведущим голосом либерализма в мире») сводится к следующему: британские женщины, охваченные кризисом, вынуждены «выбрать» аборт и «добровольно» прервать любую третью беременность из-за вышеописанных сокращений в системе социального обеспечения, принятых в прошлые годы Консервативной партией, в частности, бывшим лидером Иэном Дунканом Смитом и бывшим канцлером казначейства Джорджем Осборном. Эти сокращения были сделаны с намерением уменьшить расходы, и одновременно они должны заставить «живущих за чужой счёт» граждан понять, что выбор иметь ребёнка имеет свою цену, и что эти расходы налогоплательщики не могут нести.

Для сравнения приводится даже печально известная «политика одного ребёнка» Дэн Сяопина (1904–1997) и Коммунистической партии Китая, несмотря на то, что ситуация в Китае была совершенно иной, как неоднократно сообщал iFamNews.

Всё это, однако, не помогает нам ответить на вопросы, которые были упомянуты в нашем вступлении, но только добавляет новых. Обязано ли государство поддерживать семьи и нуждающихся женщин? Очевидно, что да, с учетом субсидиарности. Имеет ли государство право требовать от женщин пожертвовать жизнью ребёнка во имя благополучия других? Конечно, нет, ни при каких обстоятельствах.

Из фокуса подобных дискуссий постоянно ускользает реальность аборта: аборт – это убийство. И как бы ни были безысходны некоторые отдельные ситуации, весьма утешительно читать на LiveAction статью Нэнси Фландерс, раскрывающую совсем другой взгляд на эту проблему. В Аргентине и в Соединённых Штатах мы имеем две совершенно разные реальности (несмотря на то, что бедность есть бедность везде); однако «женщины Аргентины и Америки утверждают, что они не имеют потребности в абортах», а выбор в пользу рождения ребёнка – это и есть осуществление их «права на выбор».

Тем не менее, сторонники абортов в латино-американских странах обвиняют женщин в безответственности, если они решают не прерывать беременность в условиях финансового неблагополучия. В Соединённых Штатах организация “Planned Parenthood”, печально известная фабрика по производству абортов, размещает 86% своих заведений в городских кварталах с низким доходом, где, как им кажется, можно собрать самый богатый «урожай».

Что остаётся неизменным в этих трёх геополитических реальностях – Соединённом Королевстве, переживающим кризис из-за Covid-19 и, возможно, из-за выхода Великобритании из Евросоюза; Аргентине, которая экономически разорена при президенте-стороннике легализации абортов Альберто Фернандесе, и Соединённых Штатах, находящихся в ситуации неопределённости и балансирования между Дональдом Дж. Трампом и Джо Байденом? – Голоса реальных женщин, которые не согласны с общепринятой концепцией. Многие женщины действительно не хотят аборта; они нуждаются в государственной помощи и поддержке; они предпочли бы финансирование для предоставления товаров и услуг для ребёнка, а не деньги, потраченные на субсидирование их «права» положить конец человеческой жизни, уже зарождающейся в их утробе. Проблема в том, что женщины иногда чувствуют себя слишком бедными, чтобы рожать. Но большинство женщин воспринимают аборт как осознанную необходимость, а не «выбор» – в глубине души женщины во всём мире выступают только за жизнь.

 

 
Czy chcesz otrzymywać informację internetową na temat obrony życia w kraju i na świecie na swojego osobistego e-maila?
Zapisz się!

Twój adres e-mailowy jest u nas bezpieczny, nikomu go nie udostępniamy, ani go nie publikujemy.